Россию накроет глобальным кризисом — Росбалт

Нефть, рубль и уровень жизни в стране будут падать.

В понедельник мировые цены на нефть упали более чем на 6%. На следующий день стали дешеветь акции крупнейших российских компаний, торги на отечественном фондовом рынке начались во вторник существенным снижением основных индикаторов. Официальные курсы доллара и евро к рублю ощутимо повышены.

По мнению экспертов, все это — проявления новых кризисных тенденций, которые больно ударят по экономике России.

Михаил Крутихин, экономический аналитик, партнер RusEnergy:

«Колебания нефтяных цен сказываются прежде всего на поступлениях в российский бюджет. Бюджеты нефтяных компаний страдают не так сильно — по скользящей шкале правительство забирает себе все, что сверх определенного уровня. И сейчас госбюджет России зависит от нефти самым драматическим образом: он сверстан на следующий год под $43 за баррель. В принципе, дефицита не ожидается, но, боюсь, сокращение поступлений от экспорта нефти даже вызовет рецессию.

Это означает, что как минимум в течение двух кварталов российский ВВП расти совершенно не будет. Уже сейчас экономисты ожидают, что в 2019 году экономика РФ вырастет не больше, чем на 1%, а скорее, еще и меньше. На фоне ожидаемого мирового подъема на 3 с лишним процента это означает, что российская экономика будет сжиматься, а не увеличиваться в сравнении с экономиками других стран».

Никита Масленников, советник Института современного развития (ИНСОР):

«Зависимость рубля от нефтецен хоть и серьезно ослаблена, но все-таки еще сохраняется. Некоторое время назад многие эксперты говорили, что $50 за баррель — это некий психологический рубеж. Когда же цена ушла к $46, возникли элементы классической биржевой паники, которая сразу перекинулась на динамику российских акций. Такого рода колебания — сначала нефтецен, а потом валютного курса — всегда дают сигнал „горячим“ деньгам выходить из российских активов во избежание рисков. К тому же добавился такой внутренний технологический фактор, как практическое завершение налогового периода.

Сколько продлится нынешняя ситуация, сказать трудно. Реакция в сторону коррекции уже пошла — Brent ранее выходил на цену чуть выше $48. Может, до конца недели вернется к $50 и выше. Но все будет зависеть от того, как рынки отреагируют на ситуацию в США. Для них сейчас самое главное — насколько затянется шатдаун, что будет происходить с министром финансов, которого уже все назначают в очередные отставники, и как на это откликнутся американские площадки. Пока нервозность там повышенная.

В финансовом мире все взаимосвязано, и достаточно какого-то события в одной из крупных экономик мира, чтобы начался спад. Риски мирового рынка заметно выросли, и любое неосторожное действие, очередной твит господина Трампа, может сильно дестабилизировать ситуацию, все может покатиться.

Что касается самого рынка нефти, то, насколько можно судить по новостям, переговоры и консультации идут полным ходом. Обсуждается, что надо включать режим „ОПЕК плюс“, о котором договорились в Вене. Может, даже анонсировать какую-то дополнительную встречу министров энергетики стран „ОПЕК плюс“ уже в январе с сигналом рынку, что возможно увеличение сокращения добычи нефти. Это поможет стабилизировать цены для начала хотя бы в интервале $55-60. Дальше все будет зависеть от исполнения этого соглашения.

Нынешняя нервозная ситуация не является неожиданной для российских экспертов. Зависимость курса рубля от цены на нефть всегда оставалась значимой при таких ценовых параметрах. Риски финансовых рынков не снимаются, а ужесточаются к началу следующего года. Это будет дополнительным давлением на рубль и снижением по российским активам. Вот такие „качели“ нас ожидают впереди».

Василий Колташов, руководитель центра политэкономических исследований Института нового общества:

«По многим признакам, мы входим в период новой волны глобального кризиса, большого снижения рынков, которое ожидалось с 2016 года. Этот процесс, конечно, будет довольно сильно влиять на российскую экономику, которая по-прежнему очень сильно зависит от вывоза углеводородов и от цен на них. Именно сырьевые товары являются основным источником поступления доходов в экономику РФ, поскольку и импортозамещение, и расширение линейки экспортируемых товаров не дали пока достаточного эффекта. Да это и не защитило бы экономику, потому что падение курсов ценных бумаг и падение нефти связаны между собой, и не только у нас. Это единый глобальный процесс, эпицентром которого, похоже, является финансовое ядро мировой экономики — в первую очередь, американская финансовая система.

Еще месяц назад можно было ожидать, что ОПЕК и финансовые регуляторы смогут сдержать негативные процессы и обеспечить продолжение пусть не очень активного, но оживления в мировой, а значит, и в российской экономике — того, что у нас называют „ростом“. Но складывается впечатление, что с этими ожиданиями почти покончено, и теперь падение на рынках развернется дальше. Мы увидим новые минимумы по нефти, новые минимумы по рублю. Совершенно неслучайно у нас по закону должны исчезнуть табло обменных пунктов, а в то же время Центробанк повысил ключевую ставку, стремясь ограничить падение рубля, уменьшить эффект для населения, которое и так живет бедно и от роста цен может просто оказаться в шоке.

Нас ожидают спад производства, потребления, деловой и кредитной активности. Возможны увольнения работников. Правда, низкая оплата труда ограничивает возможный рост безработицы — рубль стоит немного и еще будет ослаблен.

Мы входим вместе с мировым хозяйством, но с собственными особенностями, в глобальный кризис. Это нарушает планы экономического блока правительства, которое рассчитывало, что, расширяя экспорт и не очень обращая внимание на внутреннего потребителя, не заботясь о росте его платежеспособности, можно добиваться роста экономики. В итоге, с падением рынков, эти планы получили первый серьезный удар. Выясняется, что основной тыл — это внутренний покупатель, но он беден и нагружен долгами (на 40% выросли в текущем году ипотечные кредиты).

В такой ситуации противопоставить обвалу можно только стимулирование внутреннего спроса. Но кабинет Дмитрия Медведева прозевал прошлые волны глобального кризиса и вряд хорошо подготовлен к новой волне. Пока не озвучено ни одно мероприятие, способное, например, ограничить налоговую нагрузку на население».

Дмитрий Ремизов

Источник: rosbalt.ru

ещё по теме

Добавить комментарий