По какому сценарию пойдет «дело «Юлмарта»?

В ближайшую пятницу, 12 октября, суд в очередной раз изберет меру пресечения для совладельца «Юлмарта» Дмитрия Костыгина. Ранее инстанция уже освобождала предпринимателя из-под домашнего ареста, но затем вновь ограничила ему свободу. А пока решается участь бизнесмена, «русский Amazon», возможно, приближается к точке невозврата.

Под домашним арестом Костыгин находится уже год, пусть и с небольшим, растянувшимся менее чем на два месяца, перерывом. Во время последнего предприниматель успел рассказать журналистам, что избранная судом мера пресечения существенно осложняет ведение дел, в том числе и переговоров с кредиторами. Впрочем, послабления длились недолго, и Смольнинский районный суд вернул предпринимателя под домашний арест.

К слову, похожей позиции по мере пресечения для предпринимателей придерживается и федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов. Он вообще предложил заменять меры пресечения, связанные с ограничением свободы, более щадящим инструментом — к примеру, залогом. По мнению Титова, это должно оградить предпринимателей от потери бизнеса, ведь, находясь под домашним арестом, они не могут полноценно управлять фирмой, пользуясь телефоном и электронной почтой и встречаясь с деловыми партнерами. А в случае с Костыгиным разорение компании — вполне возможное развитие событий.

За год, проведенный совладельцем «Юлмарта» под домашним арестом, положение ретейлера заметно ухудшилось. Как сообщает «Деловой Петербург», по итогам 2017-го выручка просела с почти 50 млрд до 29,5 млрд рублей, то есть на 40%, а долги превысили 4 млрд. Компания закрывает магазины и уже провела сокращение персонала, уволив каждого четвертого сотрудника. Однако совсем недавно «Юлмарт» демонстрировал противоположную динамику. Пять лет назад компания, по версии Forbes, стала самым успешным отечественным онлайн-ретейлером, а в 2015-м и вовсе оказалась в числе 50 мировых лидеров торговли. Тогда аналитики оценивали «Юлмарт» в $5-6 млрд. Но сказка кончилась — и вот почему.

В 2016 году между акционерами ретейлера разгорелся конфликт: миноритарий Михаил Васинкевич не сошелся во мнении с мажоритариями Дмитрием Костыгиным и Августом Мейером. Те настаивали на дальнейшей экспансии, что требовало дополнительных инвестиций, а владелец 38,5-процентного пакета выступал против такого сценария. Как вспоминал позднее адвокат Костыгина Ерлан Касенов, «Васинкевич от инвестиций отказался и решил вместо этого выйти из бизнеса с огромной прибылью».

В результате спор акционеров перешел все границы: миноритарий подал на бывших партнеров в Лондонский международный арбитраж, потребовав выкупить его долю по назначенной цене. Вскоре со стороны Васинкевича последовали другие шаги: он нанял специализирующуюся на слияниях и поглощениях инвесткомпанию «А1», ввел ее представителей в совет директоров «Юлмарта». Там сторона миноритария добилась увольнения генерального директора и, как утверждают СМИ, полного паралича органов управления ретейлером.

Сумбур вместо бизнеса, в который погрузился ретейлер, самым логичным образом взбудоражил кредиторов компании. Стремясь вернуть выданные займы, с исками в суд обратились «Уралсиб», банк «Санкт-Петербург», Сбербанк, потребовавший досрочной выплаты миллиарда рублей. Этим он немало удивил Костыгина: «Юлмарт» мог обслуживать кредит по графику, от обязательств не отказывался, займ был выдан с соблюдением всех положенных процедур. Да и какой бизнесмен способен сразу погасить требование на такую сумму?

В ходе тяжбы между ретейлером и Сбербанком судебные инстанции неоднократно вставали на сторону ответчика, признавая его добросовестность. Казалось бы, спор идет к мирному урегулированию, но нет. 14 июля прошлого года в отношении Костыгина по заявлению Сбербанка было возбуждено уголовное дело, причем, по данным источников, главным свидетелем обвинения стал Михаил Васинкевич.

А что интересно, если гражданский иск предъявлялся всем акционерам «Юлмарта», то уголовному преследованию подвергся только один. Тот, кто вообще не имел отношения к получению кредита, ни поручаясь за него, ни внося какой-либо залог.

Однако удар был нанесен не только по Костыгину. Есть основания полагать, что уголовное дело оказалось отличным барьером между ретейлером и инвесторами, до последнего заявлявшими о желании вложиться в «Юлмарт». В частности, известно, что фонд Da Vinci Capital предлагал докапиталазировать компанию на 4 млрд рублей. Был интерес и со стороны других институтов — Rurik, Kismet. Но сторона Васинкевича успешно заблокировала все планировавшиеся капиталовложения в развитие когда-то процветавшего бизнеса.

В июле Лондонский суд оценил долю миноритария в «Юлмарте» в $67,16 млн. С учетом издержек на дорогих британских адвокатов, стоивших Васинкевичу, по некоторым данным, $25 млн, и гонорара специалистов из «А1», обычно составляющего половину стоимости актива, победа миноритария выглядит пирровой. Да и победа ли это будет, когда компания разорится окончательно, а ее бумаги потеряют всякую ценность?

«Юлмарт» продолжает падение и грозится стать, по выражению руководителя Ассоциации защиты бизнеса Александра Хуруджи, «весьма опасным прецедентом для всей страны в целом». «Задумываются ли те, кто сейчас пытается уничтожить „русский Аmazon“, какой сигнал они дают бизнес-среде? Зачем развиваться, создавать рабочие места, передовые технологии, выходить на мировые рынки?» — задается эксперт множеством вопросов. Не исключено, что ответы на них мог бы подсказать Костыгин, вот только телефоном ему пока пользоваться нельзя.

Сергей Петров

Источник: rosbalt.ru

ещё по теме

Добавить комментарий